Кемеровская область
<< >>
Телефоны Приёмной/Дежурной части
Загруженность подразделения, оказывающего государственные услуги
Минимальная
Средняя
Высокая

Апелляционное определение об отмене решения о не разрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства

Судебной коллегией по административным делам Кемеровского областного суда  рассмотрено административное дело гр. М. об отмене решения о не раз­решении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного граж­данина или лица без гражданства (33А-123).

Иностранный гражданин М. обратился в суд с административным исковым заяв­лением об отмене решения о не разрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований М. отказано.

Изучив материалы дела, заслушав явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, проверив законность и обоснован­ность решения суда в соответствии с требованиями ст. 308 Кодекса админи­стративного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ч.1 ст.218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездей­ствия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществле­нию их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстан­ции, принято ре­шение о неразрешении въезда в отношении М.  в Российскую Федерацию сроком на три года на основании пункта 8 статьи 26 Федерального закона от 15.08.1996 года № 114-ФЗ «О порядке вы­езда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Основанием для принятия данного решения явилось то, что М. в нарушение статьи 5 Федерального закона от 25.07.2002 года №115-ФЗ в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации не выехал из Российской Федерации до истечении тридцати суток со дня окончания срока временного пребывания.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой ин­станции пришел к выводу о том, что оспариваемое решение принято в преде­лах полномочий должностного лица государственного органа, в соответствии с требованиями действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, при наличии к тому законных оснований, свобод и закон­ных интересов административного истца не нарушает.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными, соответствую­щими установленным по делу обстоятельствам.

Правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации, а также отношения с их участием определяет и регулирует Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граж­дан в Российской Федерации».

В соответствии с ч. 1 ст. 5 названного Федерального закона срок вре­менного пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации оп­ределяется сроком действия выданной ему визы, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного - гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, преду­смотренных настоящим Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлен в соответствии с настоящим Федеральным законом. При этом непрерывный срок временного пребывания в Российской Федерации указанного иностранного гражданина не может превышать девяносто суток.

Статьей 24 Федерального закона от 15.08.1996 года № 114-ФЗ «О по­рядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» установлено, что иностранным гражданам или лицам без гражданства въезд в Российскую Федерацию и выезд из Российской Федерации могут быть не разрешены по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным зако­ном.

Одно из таких оснований предусмотрено пунктом 8 статьи 26 указан­ного Федерального закона, согласно которому въезд в Российскую Федера­цию иностранному гражданину или лицу без гражданства может быть не разрешен в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации не выеха­ли из Российской Федерации до истечения тридцати суток со дня окончания срока временного пребывания, за исключением случаев отсутствия возмож­ности покинуть территорию Российской Федерации по обстоятельствам, свя­занным с необходимостью экстренного лечения, тяжелой болезнью или со смертью близкого родственника, проживающего в Российской Федерации, либо вследствие непреодолимой силы (чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств) или иных явлений стихийного характе­ра, - в течение трех лет со дня выезда из Российской Федерации.

Нормы международного права и Конституция Российской Федерации признают допустимым и обоснованным право государства ограничивать не­которые права и свободы граждан, в том числе иностранных, если это преду­смотрено законом и необходимо в интересах общественного порядка или обусловлено соображениями национальной безопасности.

Такое законодательное регулирование согласуется с закрепленным в Конституции Российской Федерации принципом, в соответствии с которым права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федераль­ным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты ос­нов конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных ин­тересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государст­ва (ч.З ст.55), а также не противоречит общепризнанным принципам и нор­мам международного права и международным договорам Российской Феде­рации (ч.4 ст. 15 Конституции Российской Федерации), в частности Деклара­ции о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, подтверждающей право любого государства при­нимать законы и правила, касающиеся въезда иностранцев и условий их пре­бывания, или устанавливать различия между его гражданами и иностранца­ми, и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Согласно позиции Конституционного суда Российской Федерации, из­ложенной в определении от 5.03.2014 года № 628-0, семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции Российской Федерации и международных договоров, не имеют, однако, безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми цен­ностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспор­ного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики, соразмерных опасности миграционных правонару­шений (особенно массовых) и практике уклонения от ответственности.

С учетом изложенного, желание иностранного гражданина, которому не разрешен въезд в ту или иную страну, проживать совместно со своей семьей в Российской Федерации, иметь возможность свободного въезда в Российскую Федерацию не может рассматриваться как безусловное; оно не преодолевает законно принятого уполномоченным государственным органом решения о применении мер государственного принуждения в отношении иностранного гражданина, допустившего грубое нарушение миграционного законодательства; не освобождает иностранного гражданина от необходимо­сти соблюдения законов Российской Федерации и от ответственности за их неисполнение, не свидетельствует о прекращении правовой связи такого ли­ца с государством его гражданской принадлежности.

Из обстоятельств дела видно, что М., уроженец респуб­лики А., с 20… года периодически проживает на территории Рос­сийской Федерации.

М. заключил брак с гражданкой РФ И., что подтверждается свидетельством о заключении брака. Удочерил дочь И. в подтверждение чего выдано свидетель­ство об установлении отцовства.

М. прибыл в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, поэтому срок временного пребыва­ния его в Российской Федерации в соответствии с ч.1 ст.5 Федерального за­кона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федера­ции» не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого пе­риода в сто восемьдесят суток, в связи с чем до истечения указанного срока он обязан был выехать из Российской Федерации.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, на основании ч.8 ст. 26 Федераль­ного закона № 114-ФЗ принято решение о неразрешении въезда в отношении М. на территорию Российской Федерации, т.к. в период сво­его предыдущего пребывания в РФ не выехал из Российской Федерации до истечении тридцати суток со дня окончания срока временного пребывания. В связи с чем, срок временного пребывания на территории РФ сокращен, однако выехал из Российской Федерации только ….. , т.е. до истечения 30 суток со дня окончания срока временного пребы­вания из Российской Федерации не выехал.

Обстоятельств, которые, в соответствии с п. 8 ст. 26 Федерального за­кона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» могли бы рассматриваться органом миграционной службы и су­дом первой инстанции в качестве уважительных причин неисполнения обя­занности покинуть территорию Российской Федерации по истечении уста­новленного срока пребывания, в ходе судебного разбирательства по делу не установлено.

При таких данных судебная коллегия соглашается с выводом суда пер­вой инстанции о том, что реализация миграционным органом своих полно­мочий в отношении М. соответствовала охраняемым зако­ном целям, принятое решение о запрете въезда в Российскую Федерацию яв­ляется адекватной мерой государственного реагирования на допущенные ад­министративным истцом нарушения законодательства Российской Федера­ции, признаками формальности не обладает и оправдано насущной социаль­ной необходимостью.

Тот факт, что М. заключил брак с граж­данкой Российской Федерации И. сам по себе не может явиться основанием для признания незаконным оспариваемого решения миграцион­ного органа, поскольку вступление в брак с гражданкой Российской Федера­ции не дает иностранному гражданину права не соблюдать миграционное за­конодательство Российской Федерации.

Оценивая обстоятельства семейной жизни административного истца и допущенные им нарушения законодательства Российской Федерации с точки зрения соблюдения баланса публичных и частных интересов, судебная кол­легия считает, что не имеется оснований для распространения на возникшие спорные правоотношения положений статьи 8 Конвенции о защите прав че­ловека к основных свобод. Установленные миграционным органом ограни­чения носят временный характер и не свидетельствуют о чрезмерном или не­оправданном вмешательстве государства в личную и семейную жизнь адми­нистративного истца.

При таких обстоятельствах у суда первой инстанции основания для удовлетворения иска отсутствовали. Разрешая спор, суд правильно установил фактические обстоятельства, характер правоотношений сторон и нормы за­кона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела.

С учетом изложенных обстоятельств постановленное по делу решение суда следует признать законным и обоснованным. Оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда решение первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба М.  без удовлетворения.

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2021, МВД России